>  Флоренция с русским акцентом

20.03.2019Флоренция с русским акцентом

Флоренция с русским акцентом

С 16 по 19 мая во Флоренции пройдет 25-я ярмарка итальянских ремесленников Artigianato e Palazzo. Тема юбилейного мероприятия – «Русский след». Представители Туристического бюро города Destination Florence считают, что это повод для нового турмаршрута. Проверим.

Русский ракурс

«Мы ищем мастеров по всей Италии. Тех, что владеют традиционными техниками, и новаторов. Взгляните, например, на работы Симафры!», - призывает один из организаторов Artigianato e Palazzo Нери Торриджани.

Перед ярмаркой в крупных городах Италии проходят пресс-конференции. Первая состоялась в Риме. Художник Рикардо Проспери, который называет себя Симафрой, привез на конференцию образцы своих экспонатов – «Земные шары» диаметром 25-50 см. Шары разрезаны, внутри видны слои «полезных ископаемых» - золото, малахит, алмазы, уголь.

«Когда мне сообщили, что тема – «Русский след», я задумался. Все мои работы - об отношениях природы и человека. Как это увязать с Россией? Я пошел в русский храм Рождества Христова и Николая Чудотворца и… вспомнил про матрешку», - делится с гостями конференции Симафра.

По словам художника, слои земной коры напоминают традиционную русскую куклу: один в другом. А драгоценные материалы - намек на сибирские шахты. И – русские памятники во Флоренции, ради которых затевается ярмарка-2019.

Каждый год средства, вырученные на Artigianato e Palazzo, идут на реставрацию флорентийских объектов культуры и архитектуры. Так, в 2018 году удалось собрать 50 тыс. евро и реновировать Фарфоровую мануфактуру Ричарда Джинори Doccia. В этот раз планка повысилась: нужны 308 тыс. евро, чтобы подновить русские артефакты: православный храм Рождества Христова и Николая Чудотворца, иконы Андрея Первозванного и Иоанна Богослова, интерьер Демидовых в музее Фредерика Стибберта и могилы на кладбище XIX века Agli Allori.

«На кладбище покоятся более 300 россиян, живших во Флоренции: аристократов, художников, скульпторов, писателей, коллекционеров! Здесь прослеживается история России», – объясняет Грация Гобби Сика, директор Agli Allori.

Ну а мы с делегацией туроператоров отправляемся на экспрессе Рим-Флоренция следить за российской историей к «живым» памятникам. «Которые, надеюсь, заинтересуют туристов. О некоторых объектах вообще мало кто знает, к тому же кое-что открывается для публики только в дни ярмарки», - интригует синьор Торриджани.


Фазаны и лимоны

Палаццо Корсини – первый пункт нового туристического маршрута «По следам русских во Флоренции».

Барочный парк с вымеренными до миллиметра дорожками. Античные слепые боги и богини из мрамора, позеленелые, замшелые. Одни пафосно возвели руки к небу, другие настороженно придерживают туники на груди. Охраняют имение, по древнеримской традиции. Увы, они не могут уберечь от давления времени когда-то лимонно-желтый, а теперь выцветший арочный особняк XVII века руки архитектора Герардо Сильвани. Местами потрескавшуюся лепнину, запыленные антикварные китайские фарфоровые вазы, потемневшее столовое серебро, потертые бархатные диваны и кресла на гнутых позолоченных ножках.

«Это все надо реставрировать. Но мне важнее собрать деньги на ремонт памятников Флоренции», – признается графиня Джорджана Корсини, хозяйка усадьбы и соорганизатор Artigianato e Palazzo.

Графиня – элегантная дама в летах, скромно одетая и породистая, как ее дом, живет здесь со своим мужем принцем Филиппо, взрослыми детьми и внуками. Особняк закрыт от глаз посторонних. Лишь во время ярмарки синьора Корсини отпирает чугунные ворота и впускает сюда сотни ремесленников и тысячи гостей.

«О, вы не представляете, что здесь произойдет в мае! – эмоционально рассказывает графиня, пока мы, стоя на каменной террасе виллы, пьем розовое игристое с цветками самбуки с личной винодельни хозяйки и закусываем тушеным фазаном со сливками с фермы Корсини. – Мы вытащим из хранилищ кадки с лимонными деревьями. Всюду в парке раскинем тенты, расставим стенды. Накроем столы…

Каждый вечер, в 17:00, посетителей будут угощать блюдами «от графини» и шедеврами русской кухни, а прославленные шефы поделятся рецептами. Входной билет включает дегустацию, кулинарное и музыкальное шоу, экскурсию по особняку, мастер-классы на ярмарке. Стоит всего 8 евро. Не мало ли?

«Мало, конечно. Но зато мастера платят за участие, так что мы соберем нужную сумму», – уверена Джорджана Корсини.

Ремесленники платят около 1000 евро в день. Взамен получают толпы клиентов и сарафанное радио. Ведь их мастерские скрыты в недрах Флоренции, как драгоценности в шарах Симафры. Непосвященный не найдет.

Самовар из Флоренции

Мы сбились, пытаясь сосчитать повороты от главного моста города Понте-Веккьо. Ходим по спирали, углубляясь в узкие темные сырые переулки. Там почти нет туристов. Только местные жители, мастера и владельцы лавок.

Вот Сильвана Греви выставила на витрины магазинчика Grevi Mode шляпы и шляпки: солидные-черные, легкомысленные-цветастые, деловые, романтические. Свежие – прямо с фабрики. «Хорошо, что люди снова носят шляпы. Производим по 600 штук в год и все продаем! Киношники тоже заказывают у нас», – говорит Сильвана. Вот Фулия Кьези в закутке «переводит» на камень и слоновую кость изображения с фотографий и картин. Это сложная трафаретная техника, которую, по словам Фулии, практиковал сам Леонардо да Винчи.


Вот Алессандро Пенко кладет металлический кружочек на наковальню с выгравированным гербом посредине. Удар молотом. Герб впечатывается в кружочек. Получается монетка. Тем временем отец Алессандро – Паоло Пенко – колдует над золотым кольцом: выковывает иголками и булавками флорентийский узор: витиеватые цветы и листья. Такие раньше наносили на барочные фасады зданий.

«Это что… Мы кулон с телевизором сделали!», – хвалится Паоло и протягивает на ладони рамку из серебра, толстую и богатую, как кусок лазаньи, в которую вставлен экран с мелькающими пейзажами. Можно закачать с флэшки любое изображение.

Кузнецы-ювелиры Пенко 25 лет участвуют в Artigianato e Palazzo. Выставляли на ярмарочные лотки ларцы а-ля Медичи, броши с сапфирами, серебряного Пиноккио.

«Пока наши главные покупатели из США и Японии. Надеюсь, после «Русского следа» появятся заказчики из России», – рассуждает Алессандро.

А в магазине-мастерской Brandimarte, где изготавливают посуду из чистого серебра, российский рынок уже ключевой. «Это началось 20 лет назад. Мой отец Стефано побывал в Москве и Санкт-Петербурге и наладил сбыт», – объясняет Бьянка Брандимарте. Основные заказчики – рестораторы из России. Покупают у семьи серебряные бокалы, блюда и даже самовары за 30-40 тыс. евро. Кто знает, возможно, когда-нибудь эти самовары перейдут из статуса предметов быта в произведения искусства. Так уже случалось.

Дело Демидовых

«Сын Николая Демидова – Анатолий – решил переехать в Париж и все распродал. Кое-что удалось купить коллекционеру Фредерику Стибберту», – рассказывает директор Музей Стибберта Энрико Колле.

Демидовы переселились во Флоренцию в начале XIX века: глава семейства Николай Никитич стал русским посланником в Тосканском герцогстве. Это были крупные промышленники, владельцы заводов по переработке металлов и малахита на Урале. Они обосновались на вилле Сан-Донато в пригороде Флоренции и оттуда управляли делами. Деньги тратили на детские школы, приюты, больницы, аптеки. Но и себя не обижали: заказывали для дома малахит, бронзу и хрусталь. А Фредерик Стибберт – сын англичанина и флорентийки, богатый наследник, смолоду увлекался искусством. Ездил по всему миру, выкупал мебель, картины, гобелены, вазы, мушкеты и кинжалы, деревянных воинов на конях, костюмы разных эпох. Все это расставлял в родительском флорентийском доме, а когда комнат не хватало, пристраивал новые. «Его мама просила остановиться, но тщетно», – уверяет Энрико Колле.

Стибберт выделил под демидовский интерьер отдельный зал, который оформил в стиле Сан-Донато. Вот хрустальная люстра на барочном потолке с позолотой и панно. Вот массивный малахитовый стол с бронзовыми грациями, танцующими на крышке. Вот малахитовый камин с богом и богиней, чьи руки поднимают вверх подсвечники, будто факелы. «Малахит привозили из Екатеринбурга, обрабатывали в Париже», – уточняет синьор Колле. Во времена Стибберта вещи Демидовых, скорее всего, не считались редкостью. Но коллекционер оказался прозорливым. Сейчас эти экспонаты – нетрадиционный антиквариат и «русский след».

Храм Рождества Христова и Николая Чудотворца – следующий пункт на нашем маршруте – тоже связан с Демидовыми, хотя и был построен в начале ХХ века. Почти все убранство – из домовой церкви меценатов в поместье Сан-Донато. «Усадьбу неоднократно перепродавали, там никто не жил, в итоге от Сан-Донато мало что осталось. В конце XIX века священник Владимир Левицкий решил открыть храм для русской общины Флоренции, узнал, что в бывшем поместье Демидовых хранятся иконы и церковная утварь, и перенес все сюда. В том числе дверь из орехового дерева, на которой вырезал сцены из Библии художник Ринальдо Барбетти», – рассказывает Анна Воронцова, староста храма, глава русской общины и праправнучка Пушкина.

Храм спроектировал русский архитектор Михаил Преображенский. Строил итальянец Джузеппе Боччини (автор кладбища Agli Allori). Как заметил Нери Торриджани, церковь укрепила связь между русскими и флорентийцами: «Кому бы во Флоренции пришло в голову создавать храм с пятью куполами! А ведь создали же». Купола мозаичные, полосатые, желто-бирюзово-бело-серебристые. Напоминают Спас на Крови в Питере и Храм Василия Блаженного в Москве. Сама церковь двуярусная (состоит из нижней и верхней частей), сливочно-ванильная, будто итальянский десерт панна котта.

До встречи в мае

Представители флорентийской туриндустрии признаются: российский турпоток сейчас ниже, чем до 2014 года, но с каждым годом растет. Статистика за 2018-й пока в процессе обработки, по предварительным подсчетам исследовательской службы Centro Studi Turistici di Firenze, город посетили около 80 тыс. наших соотечественников – примерно столько же, сколько в 2017 году. А в 2016-м во Флоренции побывало 56 тыс. туристов из России.

«Российский рынок исторически важен для нас. Раньше россияне составляли 80% от общего числа наших клиентов. Сейчас – 60%. Но это тоже хороший показатель», – отмечает руководитель российского отдела принимающей компании Amanda Tour Наталья Масина.

По словам Натальи, сейчас россияне задерживаются во Флоренции минимум на три дня. Это прогресс: еще пару лет назад в город заезжали, в основном, на полдня во время обзорного тура по Италии. «Многие вообще прицельно летят во Флоренцию», – добавляет г-жа Масина. Значит, у нового маршрута есть шанс. И не только у этого.

Подтверждение тому – активность сотрудников турофисов, частных гидов и предпринимателей, которые присоединились к нашей программе во Флоренции. Так, Ксения Ермакова сообщила, что готова организовать авторские туры к флорентийским аристократам. А представитель регионального консульства Тосканы Франческо Санджермано надеется, что российские туристы из Флоренции отправятся в другие города тосканской области: Лукку, Сан-Джиминьяно, Джовьяно, Сиену. «Мы будем рады, если удастся привлечь турпоток из Росси в низкий сезон», – уточняет синьор Санджермано.

Российские туроператоры из нашей делегации подтвердили: они готовы создавать нетрадиционные маршруты по Флоренции, показывать туристам то, что понравилось самим. По дороге в аэропорт делегаты строили планы, как вернутся сюда в ближайшее время. Возможно, это произойдет уже в мае – на Artigianato e Palazzo.

Лиза Гилле

Еще статьи из категории Страноведение

Свежий номер