>  «Золотой» Амстердам

07.07.2019«Золотой» Амстердам

«Золотой» Амстердам

В Голландии весь 2019-й отмечают Год Золотого века. Вспоминают XVII столетие, когда процветали бизнес, торговля, искусство. И надеются на возвращение этой эпохи в связи с развитием лакшери-туризма в Амстердаме, приездом «золотых» гостей. Корреспондент TTG Russia лично проверила, какие шансы у голландской столицы реализовать идею.

Потолочное панно с парящими ангелами, диванчики «под бархат», обитый деревом салон, шоколадная «горка» и желтый тюльпан на столе. Это барочный кораблик компании Amsterdam Boats. На подобных разъезжали городские буржуа 400 лет назад.

В XVII веке Нидерланды наконец-то оправились после Восьмидесятилетней войны за независимость от испанской ветки Габсбургов. Правительство молодой Республики Соединенных провинций объявило религиозную и экономическую свободу. В Амстердам съехались купцы, ученые, ремесленники, художники, архитекторы со всей Европы, тогда еще застойной, каждый в надежде на новую жизнь, полную золота. Узкие и темные, как трубы, переулки не смогли вместить столько карет, и власти Амстердама велели вырыть просторные каналы и пустить по ним кораблики. В итоге образовалась система из 165 водных путей, которая теперь в Списке Всемирного наследия ЮНЕСКО, а на берегах выросли жилые дома разбогатевших горожан. Вот они, кирпичные, проплывают за бортом. Розовые, кофейные, кремовые и темно-шоколадные, в ровную клетку, будто голландские вафли Stroopwafels. Сейчас здесь больше никто не живет, кроме мэров. Хотя…

«Представьте, что вы богач семнадцатого столетия, у вас собственный дом на канале. Наш дизайнер Якоб Страусс, работая над интерьером, пофантазировал, кем вы могли бы быть», — говорит PR менеджер отеля Pulitzer Софи Янссен. Может, коллекционером? Вот сьют с золотыми часами в завитушках и дельфтским чайным сервизом. Или торговцем живописью? Вот на стене другого сьюта «Тайная вечеря» Франса Халса, а на самом деле копия современного художника Тьерри Бруета, которая напоминает, что за окном век хоть и Золотой, но уже XXI, и герои картины пьют пиво из жестяных банок.

Амстердам грезит о новом Золотом веке, готов, как тогда, предложить богатую и сытную жизнь приезжим. На сей раз — состоятельным туристам. Поэтому представители дорогих отелей, бутиков, музеев, ресторанов, входящие в полукоммерческое-полугосударственное объединение Amsterdam & Partners, реконструируют эпоху со всеми рельефами, архитектурными, бытовыми, кулинарными, и аккуратно инсталлируют в них авангард.

«В конце мая наступает сезон спаржи. Мы добавляем ее практически во все современные блюда. Так было и в семнадцатом веке, — рассказывает менеджер по продажам InterContinental Amstel Amsterdam Ришель Рейндерс, угощая нас жареной треской со спаржевыми стебельками на веранде ресторана La Rive на берегу реки Амстел. — Мы показываем гостям, как жили богатеи в те времена».

Богатеи в те времена устраивали пиры, ели свежих устриц со льдом в сопровождении холодного белого. Такой стол сейчас сервируют в ресторане Bord’Eau отеля De L’Europe, шеф которого Бас ван Кранен уже заслужил звезду Michelin. Еще они ели рулеты из лосося, начиненные красной и черной икрой, как в Sofitel Legend The Grand Amsterdam. Блюдо готовит шеф гостиничного ресторана Bridge Рауль Меувесе, тоже обладатель звезды Michelin. Sofitel Legend The Grand Amsterdam вообще считался центром светской жизни.

«В семнадцатом веке здесь было Адмиралтейство, у самого канала построили резиденции именитые адмиралы. Среди прочих — главнокомандующий флотом в Англо-Голландской войне с Испанией Микель де Рюйтер. Затем в этих стенах расположился городской Муниципалитет. Первые лица Амстердама устраивали приемы и банкеты. Старые традиции сохранились до нашего времени. Например, бывшая королева Нидерландов Беатрикс сыграла у нас свадьбу с Клаусом фон Амсбергом», — рассказывает менеджер по маркетингу Sofitel Legend The Grand Amsterdam Анн-Клер Купман. Пока мы сидим на званом обеде в Витражном зале отеля, в этом пафосном особняке с лепниной, бронзовыми львами и мраморными полами, похожем на Королевский дворец, ювелир с алмазной фабрики Gassan полирует наши незатейливые колечки (специальная услуга для бесценных гостей Sofitel). Жаль, бриллианты с собой не прихватили.

Бриллиант для мамы

В XVII веке в Амстердаме образовалась торговая Ост-Индская компания и голландские купцы начали привозить из Индии алмазы. С тех пор одна за другой открывались фабрики по шлифовке драгоценных камней. Город стал «алмазной столицей» Европы. Но бизнесом владели в основном евреи — почти все они погибли в период Второй мировой войны. Шлифовальные мастерские исчезли вместе с ними. К настоящему времени возродились только два завода, основанные в XIX веке: Gassan и Royal Coster Diamonds.

«Было время. К нам обращались королевские особы. По заказу британской Королевы Виктории наши мастера в 1852 году сделали переогранку нашумевшего древнего алмаза Кохинур, который когда-то принадлежал индийскому радже, а сейчас украшает корону Ее Величества Королевы Елизаветы», — вспоминает историю старший менеджер по продажам Royal Coster Diamonds Памела Си де Йонг.

Впрочем, Золотой век возвращается и в алмазную индустрию. В 2018 году британский принц Гарри женился и именно в Амстердаме, у Royal Coster Diamonds, нашел подходящий бриллиант для обручального кольца своей невесты Меган Маркл: квадратный с закругленными углами. Это событие вновь сделало амстердамских ювелиров знаменитыми на весь мир. И пусть короли не частые покупатели алмазов, отрасль наверняка поддержат лакшери-туристы.

На фабрике Royal Coster Diamonds проходят VIP мастер-классы по огранке. Стоят €200. «Можно прямо тут выбрать камень: мы получаем алмазы с шахт России, Австралии и Южной Африки, и самому отшлифовать. Проводим двадцать два мастер-класса в год», — говорит Памела и достает из сейфа солнечный бриллиант за €20 тысяч и прозрачно-лучистый за €4000. Искры на гранях камушков напоминают блики на амстердамских каналах. «Есть и более дешевые алмазы — за €50. Десятикаратные, черные. Их цена ниже, потому что на темном фоне не видны возможные погрешности», — объясняет руководитель отдела маркетинга компании и, по совпадению, носитель фамилии, созвучной бренду, Рональд Костер.

Туристов учат придавать камням разные формы: «овал», «сердце», «изумруд» (прямоугольник). Основные участники мастер-классов — китайцы и россияне. По словам Памелы, недавно мужчина из России оплатил урок для своего сына, чтобы тот огранил бриллиант и подарил маме.


Амстердам вдохновляет

«Посмотрите, как Рембрандт изобразил сережки на портрете своей любимой жены Саскии. Они абсолютно прозрачные! А кружева на платье амстердамской дамы Рембрандт не вырисовывал, как другие художники, а наносил мазками на серый фон, в итоге получилось куда более филигранно! А теперь обратите внимание на Ребекку и Исаака: помимо страсти, ими движет страх перед грехом, и автор сумел это передать. Видите, ее рука поверх его, а лицо задумчивое. Ну а сам Рембрандт? Он знал о себе всё, поэтому мог точно нарисовать автопортрет. Просто взгляните ему в глаза, и вы поймете…» — экскурсовод Хьюго Пеннинг эмоционально разводит руками, водя нас от картины к картине на выставке «Всё Рембрандтовское» в Rijksmuseum.

Собственно, с Рембрандта ван Рейна и началось возвращение к Золотому веку: 4 октября 2019-го исполнится 350 лет со дня смерти живописца. Как заметила одна парижская журналистка, «странный повод для праздника», но Амстердам благодаря этому событию забурлил, словно весенняя река. В течение года в разных музеях города и в окрестностях будут проходить тематические экспозиции. Создается ощущение, будто все только об этом и говорят.

И вообще, любое искусство в Амстердаме теперь кажется выпуклым, оттененным. Например, Ван Гог. Выставка работ художника в одноименном музее перманентна, но сейчас его картины выглядят другими, обновленными. Оказывается, Винсент увлекался японскими миниатюрами и написал целую коллекцию сюжетов с сакурой и кимоно. Живописец не сразу узнал, что такое перспектива, и его полотна получались плоскими, пока он не приехал учиться в Париж. На картине «Спальня Винсента в Арле» фон изначально был ярко-фиолетовым, но со временем краска выцвела до бледно-голубой, превратив рисунок в немного депрессивный…

Или концерт в Concertgebouw. Сегодня братья Юссен играют фортепианную партию венгерского композитора Бартока, а Нидерландский филармонический оркестр — «Священную весну» Стравинского. Музыка тяжеловесная, застревает, как баржа под мостом. Тем не менее в зале аншлаг, и крики «браво» дам и господ в вечерних нарядах заглушают музыкантов…

Настроение передается и современным художникам. В Амстердаме хочется творить. «У нас наверху есть чердак, закрытый для публики. Пускаем туда только дизайнеров, преимущественно голландских, вроде Маартена Бааса. Они проводят здесь несколько дней или месяцев: мы оборудовали авангардную нейтрально белую спальню с кроватью под крышей. Дизайнеры любуются панорамой города, вдохновляются и создают произведения. Наша компания полностью спонсирует размещение, потому что мы понимаем, как важно искусство для Амстердама», — говорит Виктор Шавань, представитель лакшери торгового центра Bijenkorf, где продаются сумки, туфли, ремни Gucci, Prada, Jimmi Choo, Louis Vuitton и прочее. По его словам, на этом чердаке уже родились зеркальная инсталляция и 3D-фильм об Амстердаме.

Действительно, Амстердам вдохновляет. Притягивает своей сложной огранкой. Кольца-каналы играют на солнце, между ними проблескивают башни, черепичные крыши, шпили. Так и тянет взять холст и широкой кистью набросать всё это. Но мы не художники. Смотрим на город не с эксклюзивного чердака Bijenkorf, а из популярной обсерватории-бара A’DAM Toren, которая парит над водой, как призрачный Летучий Голландец. И хватает нас лишь на то, чтобы сделать селфи у подножия A’DAM Toren возле букв I Love Amsterdam. Впрочем, душой мы точно не покривили.

Лиза Гилле

Благодарим компанию Amsterdam & Partners за прекрасную организацию поездки для нашего журналиста.

Золотые россияне

Сотрудники амстердамских лакшери-отелей говорят, что их ключевые рынки — США, Бразилия и Великобритания. Россияне пока «раскачиваются». Тем не менее хотельеры уверены: пора готовиться к наплыву российских туристов. «Мы уже наняли русскоязычного менеджера. Понимаем, как важно говорить с клиентами на их языке», — признается специалист по маркетингу De L’Europe Лизетт де Конинг. Об интересе наших соотечественников можно уже судить по заполняемости самолетов KLM: например, в мае было трудно достать билеты из Москвы в Амстердам и обратно, а на некоторых рейсах даже случался овербукинг.

Свежий номер