TTG Luxury Russia

Свежий номер




Страноведение

01.03.2017 В Марокко – зимой

В Марокко – зимой

В 2016-м российский турпоток в Марокко увеличился вдвое – примерно до 50 тыс. человек. Положительные цифры вдохновили Национальный марокканский офис по туризму (ONMT) продвигать еще и зимние тематические поездки в королевство. Корреспондент TTG Russia одним из первых увидел, как эта идея выглядит на практике…

Как в кино

«Мы впервые делаем акцент на юге Марокко и Уарзазате», – говорит Самир Сусси Риах, директор ONMT в России и СНГ. На юге тепло даже в разгар зимы. В Уарзазате, например, днем воздух прогревается до 20 градусов: подходящий регион для промерзших россиян. На юге не надо «рыть песок», чтобы найти тему для экскурсионного, событийного или корпоративного тура.

Участники нашей журналистской группы перепрыгивают с камня на камень – переходят вброд речку к глинобитной касбе XI века Айт-Бен-Хадду, памятнику ЮНЕСКО. Речка историческая. В древности вдоль нее пролегал торговый караванный путь из Марракеша, имперского города – бывшей столицы юга Марокко. Вот и мы приехали в Уарзазат из Марракеша и тоже не с пустыми руками. Накупили под арками узких улиц шафрана – главной пряности королевства, выторговали у ряженых водоносов и укротителей змей право сфотографировать их на площади Джема-эль-Фна. Правда, добирались мы сюда не на верблюдах, а на автобусе, через Верхний Атлас, который так занесло снегом, что проваливаешься по колено. Лыжи с собой не прихватили, а то бы заехали в Укаймеден: там с декабря катаются. «В Марокко есть и снег, и песок», – смеется наш гид-проводник Карим.

2-20_Marocco2.jpg

Уарзазат лежит у «входа» в Сахару. Солнце слепит и жарит, и мы снимаем пуховики, чтобы окончательно не расплавиться. Нам еще предстоит преодолеть целый каскад полуразрушенных ступенек к вершине касбы Айт-Бен-Хадду. Крепость с квадратными башенками и окошками-бойницами в стенах будто «растет» из песка. Вокруг, словно ласточкины гнезда, прилеплены желто-розовые глиняные домики берберов. А вот и они сами, в длинных халатах-джелябах: рисуют картины хной и шафраном, «проявляют» цвет на горелке и продают заезжим иностранцам. Киношная картина. «Действительно, киношная, – соглашается Карим. – Тут ведь снимали фильмы «Гладиатор», «Лоуренс Аравийский», «Мумия», «Жемчужина Нила»…

Весь Уарзазат – «живая» съемочная площадка. И декорации строить не надо. На каждом шагу – очередная касба. Например, Таурирт, бывшая резиденция паши Марракеша XVII века. Лабиринты из лестниц и залов, низкие потолки – такие, что приходится сгибаться пополам («Берберы были маленького роста», – объясняет Карим), окошки у самого пола («Ели, пили, сидели всегда на полу»). Чем не съемочный павильон? Неслучайно именно в Уарзазате в 1983 г. открылась марокканская киностудия «Оскар», где каждый год рождается «кассовое» кино.

2-20_Marocco4.jpg

Работники студии лично видели, как на свет появлялись киношедевры. Вот этот самолет из «Жемчужины Нила» муляжный, а завелся он в кадре после того, как к нему приделали мотор от Фольксвагена. К съемкам отдельных эпизодов «Игр Престолов» готовились несколько месяцев, а сняли, в итоге, пару пятиминутных сцен. Сколько воспоминаний! Многие сотрудники «Оскара» не просто наблюдали – участвовали в массовках. Директор соседнего со студией Музея кино Абдеразак Зитуни, например, не раз снимался. Есть правило: в каждой масштабной картине задействовать местных жителей. Жаль, что мы не марокканцы, иначе бы и для нас нашлась роль.

Впрочем, почему бы не поиграть в кино? Практически все площадки Уарзазата сдаются под мероприятия. В Музее кино, например, можно нарядиться в костюмы любимых персонажей и устроить вечеринку по мотивам фильма. А можно придумать свой фантастический сценарий на станции будущего Noor.

Станция выработки солнечной энергии Уарзазата считается крупнейшей в мире. Площадь Noor более 3 тыс. гектаров, с ней сравнится разве только Рабат, столица Марокко. Сейчас действует одна подстанция – Noor-1, которая открылась в феврале 2016 г. Здесь производят электричество на 600 тыс. человек. К концу 2017-го заработают Noor-2, Noor-3 и Noor-4. Тогда «солнечного электричества» хватит на 2 млн. марокканцев – 8% населения страны. Через 25 лет примерно половина энергии в королевстве будет вырабатываться на станции Noor. Такова идея. А пока ученые экспериментируют, мы в касках ходим среди сверкающих парабол – собирателей лучей солнца, изучаем макет «космического» проекта и фантазируем на тему «Мир 25 лет спустя».

Ворота станции скоро откроются для всех. «Займемся научным туризмом. Будем сотрудничать с туроператорами, водить экскурсии по Noor. Мы уже нарисовали на туристической карте Марокко маршруты, которые захватывают станцию», – рассказывает Мустафа Селлам, директор Noor.

Новый Агадир

Карту Марокко приходится время от времени перерисовывать. Когда-то на ней не было туристического Агадира. Но в 60-е годы XX века землетрясение полностью уничтожило средневековый город (остались лишь фрагменты крепостной стены), и тогдашний король Хасан II велел заложить на месте руин модный белокаменный курорт. В 90-е облик Агадира снова изменился: возродился старый центр города. Медину из обломков кирпича построил Коко Полицци, художник-волонтер с сицилийскими корнями. Собирал «по вдохновению», без планов и чертежей. Получились аркады с каллиграфическим узором, дворики-риады с мозаичными полами и фонарями из цветного стекла, как в Марракеше. С прежней мединой мало общего, тем не менее дизайнеру удался марокканский стиль, и его творение стало памятником архитектуры. Коко Полицци открыл в «старом городе» кафе и сдает площадку под мероприятия.

В ближайшее время грядут очередные масштабные изменения. Правительство Агадира разработало план развития курорта до 2020-го. В 2017 г. закончится строительство люксовой зоны отдыха со спортивным уклоном Тагазут площадью 615 гектаров. Уже принимают гостей отели сетей Hyatt и Sol Melia. На подходе – Hilton, Marriott, Fairmont. Гостиницы занимают около 10% Тагазута, остальная территория отведена под парк, академии гольфа и серфинга, а главное – гольф-поле на берегу Атлантического океана. Гольф – перспективная тема зимнего туризма.

Через два с половиной года в Агадире появится свой конгресс-центр «нового поколения». С этого момента регион будет конкурировать с Марракешем и Уарзазатом в секторе MICE-туризма. К 2020 г. откроется развлекательный парк «Марокко в миниатюре» – ожившая карта королевства со всеми мединами, касбами и мечетями.

«В Агадире не только пляжи. На курорте всегда найдется занятие зимой: круизы, рыбалка, экскурсии в национальные парки. Эко-туризм – один из новых трендов», – объясняет Фатуак Абделазиз, представитель Министерства туризма в Агадире.

Г-н Абделазис имеет в виду, в частности, Crococ Park. Заповедник впервые отворил ворота в форме крокодильей головы в 2015 г. Это своего рода «фан-клуб крокодилов». Хищники здесь повсюду, в самых разных воплощениях. Вот искусственное озеро, на берегах которого греются под зимним солнцем нильские крокодилы – исчезающая порода. Вот инкубатор с новорожденными рептилиями размером с ладонь. Вот плюшевые крокодилы. Вот мармеладки-крокодильчики. А вот деревья под названием «Крокодилий глаз» – с зеленой пупырчатой корой.

Еще в регионе Сусс-Масса Агадир – крупнейший в Марокко парк аргановых деревьев, из плодов которых производят масло, пищевое и косметическое. Это теперь тоже туристический объект. И, конечно, цитрусовые плантации: 60% (около 800 тыс. тонн) марокканских апельсинов и мандаринов выращивают здесь, в Агадире.

Мандарины без наклеек

2-20_Marocco3.jpg

«Марокко – страна мандаринов без наклеек», – шутит гид Карим.

Цитрусы поспевают зимой. Именно поэтому в нашу страну они поступают к Новому году. Примерно половина урожая идет на экспорт в Россию, по словам Харру Абру, представителя Министерства сельского хозяйства в Агадире. Самое время устроить тематический тур по плантациям.

На Вилле Лимоне, например, мандарины над головой и под ногами. Сотрудники фермы показывают туристам деревья, с которых разрешается срывать плоды. В Марокко мандарины растут даже на проезжей части, правда, они дикие и кисло-горькие. А эти сладкие. Мы гуляем по опавшим листьям (их оставляют для увлажнения почвы – секрет фермеров) и набиваем карманы цитрусами. На Вилле растут и помидоры, и бананы. Пока для внутреннего пользования: слишком сильна конкуренция на рынке экспорта. Впрочем, как говорит г-н Абру, не за горами то время, когда сотрудничество Марокко и России окончательно выйдет за рамки апельсиновых и мандариновых поставок.

Дело на миллион

У марокканского Министерства туризма грандиозные планы по поводу России. «До конца 2017 г. мы рассчитываем принять 100 тыс. российских туристов. Через два года – 200 тыс. До 2020-го число гостей со всех стран Восточной Европы должно достичь миллиона, и России в этом проекте отводится главное место», – делится Фатуак Абделазис.

Возможно ли такое? Безусловно, по мнению г-на Абделазиса. Первоочередная задача – увеличить перевозку. Сейчас из Москвы трижды в неделю летают самолеты Royal Air Maroc в Касабланку, а оттуда – в Агадир. Также Coral Travel с октября 2016 г. поднимает еженедельный чартер в Агадир. Этого мало...

Кроме того представители минтура считают, что на фоне сегодняшней нестабильной ситуации в мире Марокко выгодно отличает безопасность. «Марокко – исторически спокойная страна. Действия службы внутренней безопасности незаметны, но специалисты ведомства всегда начеку», – утверждает Фатуак Абделазис. «Можно сказать, мы бросаем вызов современному миру, – подтверждает г-жа Зинеб эль Адаоуи, губернатор региона Сусс-Масса Агадир. – Когда мы спрашиваем туристов, почему они выбрали Марокко, самый частый ответ – из-за безопасности».

Благодарим Национальный марокканский офис по туризму за прекрасную организацию поездки для нашего журналиста

Лиза Гилле


Теги



Теги