TTG Luxury Russia

Свежий номер




18.08.2016 

Изменение названия компании Orient Express на Belmond вызвало два года назад волну недоумения на туристическом рынке, а скептики предрекали снижение узнаваемости и популярности бренда. Корреспондент TTG Russia встретился с новым директором по продажам Belmond в России и СНГ Екатериной Андреевой, чтобы узнать, насколько оправданными оказались эти мрачные прогнозы.

— Екатерина, как вы считаете — рынок наконец принял новое имя?

— Да. Сначала, конечно, было нелегко объяснить всем, почему название компании изменится, но сейчас новый бренд уже стал узнаваемым.

— В чем заключалась основная цель ребрендинга?

— Сорок лет назад история компании началась с приобретения одного отеля (Cipriani в Венеции) и чуть позже поезда Venice Simplon-Orient-Express. И пока в нее входило немного объектов, каждый их них делал акцент на собственную индивидуальность. Но когда их число превысило 40, стало понятно, что сеть должна объединять, а не подчеркивать различия. Кроме того, целью ребрендинга было расширение границ представления туристов о продуктах компании, ведь название Orient Express ассоциировалось у них в основном лишь с поездами.

— Что представляет собой сегодня портфолио Belmond?

— В общей сложности 47 объектов в 23 странах мира. Это отели, круизы, поезда.

— Какие направления пользуются особым спросом у россиян?

— Это зависит от времени года. Летом безусловный фаворит — Италия, причем отправляющиеся туда туристы, как правило, заказывают всё «самое-самое»: лучшие люксы, эксклюзивные яхты. Ближе к зиме начинает повышаться спрос на Юго-Восточную Азию. Еще хотелось бы отметить рост интереса к Перу. Сегодня все больше российских туристов интересуются этим экзотическим направлением, и нам это особенно приятно потому, что почти 90% от всего гостиничного бизнеса в Перу (включая поезда) принадлежит Belmond.

— К слову о поездах: они принесли компании мировую известность; насколько этот продукт популярен сегодня?

— Он по-прежнему очень востребован, в первую очередь у взыскательных туристов. Например, курсирующий по Шотландии Belmond Royal Scotsman продается уже на 2017 год, причем заказчики, как правило, выкупают не одно купе, а сразу несколько. Наша новинка — поезд по Ирландии Belmond Grand Hibernian — впервые начнет курсировать в августе этого года, а постоянные клиенты компании уже приобретают билеты на него.

— Насколько я знаю, среди ваших новинок не только поезд, но и весьма известный отель...

— Да, в конце марта 2017 года в Лондоне открывается отреставрированный Cadogan на 54 номера, который теперь носит имя Belmond Cadogan Hotel. Полное обновление исторического отеля обошлось в $48 млрд. После открытия он обещает стать одной из самых престижных гостиниц в Челси.

Впрочем, это далеко не единственная новинка — согласно новой программе развития компании, к 2020 году в ее портфолио будут входить сто объектов. Объявления по некоторым из них мы сделаем уже в этом году.

— Новые отели, баржи и поезда будут находиться под управлением или в собственности Belmond?

— По-разному. Но сейчас мы все-таки стараемся заниматься управлением, особенно если речь идет об отелях. Поезда же по-прежнему будут приобретаться в собственность.

— Этим летом вы заняли должность директора по продажам Belmond в России и СНГ, переехав из Санкт-Петербурга в Москву. Почему вы приняли такое решение и насколько легко вам было адаптироваться на новом месте?

— После того как я проработала 20 лет в гостиничном бизнесе (из них 11 — в Grand Hotel Europe), передо мной встал вопрос: что дальше? Должность генерального менеджера в моем «родном» отеле? К сожалению, в России такая практика пока слабо развита, женщины редко становятся управляющими. К тому же я понимала, что больше хочу заниматься продажами. Именно поэтому я переехала в Москву, в головной российский офис Belmond.

— Вам легко дался переезд?

— У меня много друзей и знакомых в столице, и они знакомят меня с ее самыми интересными ресторанами, музеями, достопримечательностями. А на выходные я езжу отдыхать в Питер. Знаете, одно время в компании шла речь о том, чтобы перенести представительство Belmond в России из Москвы в Санкт-Петербург, но сейчас я понимаю, что это было бы неверным решением. Именно Москва — деловой центр страны, здесь совсем другая энергетика, другой ритм жизни. И центральный офис компании может быть только здесь.

Кира Генрих

возврат к списку