TTG Luxury Russia
Azimut Hotels

Свежий номер




Главная
Гостиничный бизнес

01.04.2008 В коммуне — остановка

  На Пресне скоро появится необычный бутик-отель. Он будет создан на основе обветшалого Дома Наркомфина, построенного в конструктивистском стиле в конце 20-х — начале 30-х гг. XX века

  На заре советской власти предполагалось, что это похожее на корабль здание станет со временем образцовым домом-коммуной. Более того, обитателям его «жилых ячеек» отводилась роль авангарда коммунистического социума. По замыслу идеологов той поры, новая общность должна была сформироваться в процессе совместного проживания, столования, воспитания детей, проведения досуга. Под такое житье-бытье и «затачивалась» инфраструктура этого удивительного и, увы, почти разрушенного временем дома. Некоторое время назад он даже попал в «черный список» международного фонда World Monuments «100 главных зданий мира, которым грозит уничтожение». Похоже, теперь уже не грозит.

Орнамент — преступление

  В конце марта руководство группы компаний МИАМ представило проект научной реставрации (стоимостью около $60 млн) одного из самых известных архитектурных памятников Москвы — дома №25б, что на Новинском бульваре. В профессиональной среде его обычно называют Домом Наркомфина. По окончании работ, запланированных на 2011 год, в обновленном комплексе зданий будет открыт фешенебельный бутик-отель.

  Перед обновленцами стоит весьма непростая задача, поскольку Дом Наркомфина — уникальный памятник мировой архитектуры ХХ века, находящийся под неусыпным наблюдением ревнителей культурного наследия. Знаменитый ансамбль состоит из коммунального и жилого корпусов, а также здания прачечной, построенных по проекту Моисея Гинзбурга, одного из основоположников российского авангарда. Это архитектурное направление недолго занимало умы кремлевских мечтателей. В 30-е годы оно подверглось обструкции, а ведь еще в конце 20-х считалось, что будущее — исключительно за домами-коммунами. «Освобождение от оков быта» — таков один из девизов архитекторов-новаторов, проповедовавших идеи конструктивизма. Другой основополагающий постулат звучал еще жестче — «Орнамент — преступление». В соответствии с этими минималистскими принципами и был построен Дом Наркомфина, внешне изрядно напоминающий постройки хрущевской поры.

  Здание сооружено в форме вытянутого по горизонтали параллелепипеда и приподнято на колоннах высотой 2,5 м. Его фасады прорезаны сплошными ленточными окнами, усиливающими ощущение «геометрической угловатости». К жилому дому примыкает кубическое четырехэтажное здание коммунального корпуса, предназначавшееся для спортивного центра, общественной столовой и библиотеки-читальни. Рядом находится двухэтажный хозяйственный корпус для бытового обслуживания жильцов, где располагались прачечная, ремонтные мастерские и прочее.

  Территориально комплекс расположен в Шаляпинском парке, спускающемся от Новинского бульвара к Пресненским прудам. Для модернистской архитектуры это на редкость удачное месторасположение: убаюкивающий природный ландшафт смягчает резкость геометрических форм конструктивных решений, в результате чего близлежащее пространство обретает гармоничный покой. Впрочем, архитекторы и искусствоведы с мировыми именами приезжают в Москву не столько для того, чтобы «подивиться» на внешний облик Дома Наркомфина, сколько для ознакомления с его внутренним устройством. И оно того стоит.

Как в подводной лодке

  Дом пронизан только двумя коридорами — на 5-м и 2-м этажах. На остальные этажи входа нет. Все квартиры — двухуровневые, хотя их площадь, в среднем составляющую 38 м2, вряд-ли можно назвать излишне просторной. За входной дверью находится крошечный пятачок — первый уровень, оборудованный туалетом. Чтобы попасть на второй уровень, нужно (в зависимости от планировки) либо подняться по крутой лестнице вверх, либо спуститься на этаж вниз. Во втором случае создается полное впечатление погружения во чрево подводной лодки, в которой нет дверей, зато существуют огромные окна, выходящие строго на восток и на запад. Благодаря этому обстоятельству жильцы встречают рассвет и провожают солнце во время заката.

  Впрочем, безусловные достоинства проживания в Доме Наркомфина уравновешиваются серьезными неудобствами. В квартирах отсутствуют кухни, а миниатюрный уголок для омовения, который трудно назвать душевой, является одновременно местом для мытья посуды. В первые годы советской власти предполагалось, что приготовление пищи и даже банные процедуры будут осуществляться коллективно в коммунальном корпусе. Впоследствии представление об эстетике жилья сильно изменилось, однако квартиры за 80 лет существования так и не были реконструированы. Во время грядущей реставрации они, надо думать, обретут «человеческий» вид, сохранив при этом все лучшее, что было изобретено архитекторами-новаторами.

  Бутик-отель общей площадью более 4000 м2 будет состоять из двух корпусов: основного (жилого) и коммунального, соединенных переходом на уровне 2-го этажа. Площадь основного корпуса составляет порядка 3260 м2. Там будут размещены гостиничные номера (не более 40), лобби, reception, лобби-бар, магазин, административные и служебные помещения. Между тем четырехэтажный коммунальный корпус будет располагать лобби, бизнес-центром, конференц-залом, переговорными комнатами, рестораном, служебными и складскими помещениями.

  Если представленный на суд общественности проект создания бутик-отеля будет успешно реализован, в Москве не только появится уникальная гостиница — город обретет возрожденный памятник архитектуры мирового значения. «Впервые в Москве будет реализован коммерческий проект научной реставрации уникального памятника конструктивизма. Для нас важно вернуть Москве здание, имеющее историческое и архитектурное значение не только для России, но и для мировой культуры», — сказал, председатель Совета директоров группы компаний «МИАН» Александр Сенаторов.

Андрей Алексеев