TTG Luxury Russia

Свежий номер




 >  Бутик-отели снова в центре внимания
Гостиничный бизнес

01.04.2008 Бутик-отели снова в центре внимания

  Нынешней весной в окологостиничных кругах стали бурно обсуждать проблему бутик-отелей. Помнится, впервые эта тема обрела актуальность несколько лет назад, когда в столице открылся небезызвестный Golden Apple. Второй всплеск интереса возник в 2007 году, после выхода на рынок еще одного бутик-отеля — MaMaison. В марте-апреле нынешнего года наблюдатели не без основания стали поговаривать о возможном появлении в Москве неординарной дизайнерской гостиницы в стенах бывшего Дома Наркомфина и о еще не открывшемся отеле «Энигма». При желании, хотя и с натяжкой, его тоже можно «подогнать» под понятие «бутик-отель». В связи с этим будет, вероятно, уместно вспомнить и о некоторых международных прецедентах. Сегодня речь пойдет о лондонском отеле St. Martin’s Lane, расположенном в центре британской столицы.

  TTG уже неоднократно рассказывала об отце-основателе дизайнерских гостиниц Яне Шрагере и его фантастических экспериментах в Соединенных Штатах. Между тем неугомонный Ян давно уже обживает пространство Европы. Его первое детище в Старом Свете — знаменитый отель St. Martin’s Lane, являющийся по сей день образцом новоявленной эклектики. Необычные дизайнерские решения, отчетливо прослеживающиеся в обустройстве интерьеров, дополняются более чем необычной кухней, являющей сплав азиатских и кубинских кулинарных традиций. На последнее обстоятельство следует, пожалуй, обратить особое внимание. Дело в том, что в традиционном (не обремененном глубокими знаниями) представлении, бутик-отель — некий «миниатюрный вычурный экзерсис» в области дизайна и архитектуры. Остальные же сферы жизнедеятельности обывательское сознание словно выносит за скобки. Однако настоящий дизайнерский отель — это прежде всего праздник. И ощущаться он должен везде: в номерах, лобби, ресторане. Впрочем, гостиница начинается все-таки с лобби. В отеле St. Martin’s Lane его спроектировал Филипп Старк — постоянный соавтор Яна Шрагера. И вот что получилось в итоге.

  Едва переступив порог, гости попадают в яркое, полное воздуха, пространство, заполненное эклектичной мебелью, неожиданными деталями и экстравагантными скульптурами. Здесь же, на первом этаже находится Light bar. Его доминанта — белый общий стол, вокруг которого выстроились высокие стулья. Но главная гастрономическая достопримечательность отеля — ресторан Asia de Cuba, открытый в 1999 году прославленным ресторатором Джеффри Чодороу. Это заведение давно уже стало модным пристанищем чуть ли не всего лондонского бомонда или, по меньшей мере, той его части, которая понимает толк в «правильной» интерпретации латиноамериканской и азиатской кухни, которая, в свою очередь, стала возможной благодаря отточенному мастерству шеф-повара Франца Шинагля и бескомпромиссно-авангардным взглядам на кулинарное искусство специалистов из China Grill Management — компании, управляющей рестораном. Между тем завсегдатаи уже успели причислить кушанья от Asia de Cuba к модному стилистическому направлению фьюжн. Присущие ему яства, соединяющие, казалось бы, не сочетающиеся продукты, отличаются необычным и утонченным вкусом. В качестве примера можно привести блюдо Tunapica — тартар из тунца с испанскими оливками, черной смородиной, миндалем, кокосовым молоком, лимонной приправой и чипсами wonton, или сибас — целиком запеченный в банановом листе с листьями choi sum, грибами шитаке и соусом чили из черных бобов.

  Кстати, недавно Франц побывал в Москве и побаловал своими блюдами гостей столичного ресторана «Аист».

  Отдавая должное необычной гастрономии в отеле St. Martin’s Lane, все же обратим внимание и на обустройство жилых помещений. Лондонская гостиница располагает 204 номерами, включая Double Double Room, Deluxe King, Delux Studio, Penthouse Suite и Apartments Suite. Все комнаты отличаются стильными интерьерами, выполненными в светлых тонах, панорамными окнами, изящной дизайнерской мебелью и специальным пультом у изголовья кровати — с его помощью можно менять яркость и цветовую гамму освещения в номере.

Иннокентий Покровский