TTG Luxury Russia

Свежий номер




Страноведение

17.08.2015 В Иорданию по работе

В Иорданию по работе

«В Иорданию по работе? Первый раз такое слышу…» — пограничник в «Домодедово» нерешительно крутил в руках наши паспорта. Он, конечно, был не в курсе, что именно деловые поездки — главный сегмент иорданского турбизнеса, что в Иордании в этот момент (10 мая) проходит первая в истории встреча представителей российских MICE-компаний с корпоративными клиентами, которую организовали туристические власти Иордании, что нас пригласили оценить MICE по-иордански. Впрочем, объяснять ему все это мы не стали — нам тогда не хватало фактов. Зато теперь их целая копилка.

Рейс для капризных

Из России в Иорданию напрямую летают только самолеты авиакомпании Royal Jordanian (RJ) в партнерстве с S7 Airlines. Перевозчик соединяет Москву с Амманом по вторникам, средам и воскресеньям — можно организовать туры разной продолжительности. Рейс стартует в 15:20 — хорошо для тех, кто не допускает и мысли о бессонной ночи в переполненном аэропорту «Домодедово». Полет длится чуть более четырех часов, летнее время в Иордании совпадает с московским, поэтому около 8 вечера туристы прибывают в Амман. Времени хватит, чтобы спокойно разместиться в отеле и поужинать в каком-нибудь культовом ресторане. Еще хорошо, что в эпоху всеобщего урезания бюджетов клиентам нет нужды платить за бизнес-класс: в экономическом салоне «Аэробусов» RJ комфортно даже очень капризным пассажирам. Кресла находятся на таком расстоянии друг от друга, что сосед слева или справа остается незамеченным весь полет, спинки откидываются до положения «полулежа», а обычного зазора между сиденьем и стенкой нет — кто привык спать у иллюминатора, поймет.

Впрочем, есть у RJ и специфические особенности. Так, нередко при онлайн-регистрации на рейсы RJ, помимо кода бронирования, нужно указывать свое имя, а не фамилию, иначе система не найдет пассажира. Самолеты авиакомпании почти всегда заполнены — если бронировать в последний момент, билетов может не оказаться в наличии.

Ягненок в кефире и панорама

Отели в Иордании преимущественно брендовые, «люксовые». Каждый из них «заточен» под прием MICE-клиентов и готов доказывать свою конкурентоспособность в этой области. Например, в Four Seasons Hotel Amman общая площадь помещений для деловых встреч и мероприятий — 4180 м², банкетный зал с террасой рассчитан на 1200 человек, переговорные — на группы из 50 человек. Из окон конференц-залов открывается панорамный вид на Амман — известняковые жилые дома, теснящиеся по склонам холмов. Кроме того, отель обещает «креатив любой сложности». В этом мы убедились лично: при нас в Four Seasons Hotel Amman играли свадьбу иорданцы. Специально для молодоженов повара приготовили непростое в исполнении национальное блюдо мансаф — ягненка в кефире, которое варят только по особым праздничным случаям.

В Evason MaIn Hot Springs сети Six Senses есть «банкетный» сьют на 100 человек и переговорная Jabal, а также ресторан Panorama на 130 гостей (он находится на Мертвом море, в 5 км от основного корпуса отеля), но главное другое. Во-первых, spa-центр, самый дорогой и элитный в Иордании. Представьте себе розовые горы, из которых бьют два горячих водопада: температура воды 38 градусов. Говорят, эти целебные источники первыми обнаружили древние римляне и соорудили здесь термы. А еще раньше горы вместе с водопадами были на дне Мертвого моря — оно ежегодно мельчает на метр. И вот прямо в этом месте менеджеры Evason Ma’In Hot Springs построили spa-центр: у подножия одного из водопадов вырыли бассейн, оборудовали 10 процедурных и сауну. Разумеется, вся косметика на основе солей и грязей Мертвого моря. Как использовать spa-центр в MICE-целях, зависит от фантазии. Для нашей журналистской группы организаторы устроили коллективное погружение в термальный бассейн с последующим массажем, а затем релаксом на шезлонгах с видом на горы. Во-вторых, концепция отеля — «близость к природе»: номера обиты деревом, окна и балконы выходят на горы и водопады. В-третьих, недалеко от Evason Ma’In Hot Springs протекает река Иордан, а с ресторанной террасы в ясную погоду видны огни Иерусалима.

В Kempinski Hotel Ishtar, гостинице на Мертвом море, 9 видов помещений для банкетов, переговоров, деловых встреч и прочих мероприятий. Особенно эффектно смотрится площадка у бассейна, который плавно «перетекает» в море, хотя это лишь оптический обман: на самом деле отель находится на возвышении, и чтобы попасть к знаменитым солям и грязям, предстоит преодолеть длинный спуск из множества ступеней, балконов и террас. Нет нужды объяснять, что именно Мертвое море — то, ради чего корпоранты приезжают в Kempinski Hotel Ishtar. Наши коллеги-журналисты, например, поучаствовали в своеобразном team-building: сначала дружно обмазались грязью с ног до головы, затем приняли солнечные ванны, после чего все вместе окунулись в воду.

Между тем в иорданских отелях, даже самых роскошных, не найти той роскоши, какая встречается, скажем, в Дубае. Иорданцы под истинной роскошью понимают виды, которые открываются из окон, с балконов и террас. Что говорить, в вышеупомянутом ресторане Panorama за один только вход берут два динара, даже если клиент не собирается обедать. И желающие стоят в очереди! Все потому, что отсюда можно любоваться Мертвым морем и Израилем на соседнем берегу. К тому же прямо в ресторане выставлены образцы горных пород и сейсмическая карта: на ней видно, как менялась территория Иордании в результате землетрясений.

Кроме алкоголя

Рестораны Иордании, как и отели, впечатляют «картинками». Их даже различают по видам из окон. Например, из Lebanese Res House видна шикарная оливковая роща, а из ресторана на крыше Dunia Rooftop — Амман. Кухня в одних заведениях ливийская, в других — иорданская. Для неспециалистов она арабская. Это, как правило, лепешки с хумусом, острый салат из мелконарубленных овощей и мясо во всех вариантах. Чаще всего готовят баранину или курицу, тушат, жарят с хлебом, орехами, оливковым маслом — получается жирное, сытное блюдо. На десерт подают хлеб, вымоченный в сладком молоке. Запивают еду лимонным соком с мятой. После трапезы принято выпить маленькую чашку очень крепкого кофе с кардамоном, независимо от времени суток. Местные заказывают к кофе кальян. Самое дорогое курение — в Dunia Rooftop. Это гламурный ресторан-бар, где по вечерам музыканты играют европейские хиты, а посетительницы приходят в неисламских коктейльных платьях — кроме меню ничто не напоминает об арабском Востоке. Иордания хочет быть модной и современной страной, молодое поколение постепенно отходит от традиций — многие мусульманские женщины, к примеру, не носят платки, таковых в стране около 30%, по оценке нашего гида Мэжда Аркуба.

Тем не менее одной традиции иорданцы верны — не пить алкоголь. Конечно, вина и более крепкие напитки значатся в меню баров, и группе русских корпорантов никто не помешает их заказать. Но алкоголь стоит дорого — около 20–30 динаров за бутылку ($30–40).

MICE среди старины

Почти в каждом MICE-туре, помимо деловых встреч и банкетов, предусмотрена экскурсионная или развлекательная программа. В Иордании это обычно поездки в Петру и Мадабу — город мозаик, а также пустыню Вади-Рам. Нам же довелось увидеть более оригинальные варианты, причем рядом с Амманом. Иордания когда-то входила в состав Римской империи, затем — Византии. С тех времен осталась Цитадель — город-крепость на холме. Что делать корпорантам среди руин? Обязательно подняться на самую высокую точку и взглянуть оттуда на Амман и самый большой флаг Иордании. Затем сфотографироваться в арке в форме гигантской замочной скважины, сквозь которую видны остатки колонн и стен. Ну и конечно оценить необычность раскопок: на территории Цитадели археологи нашли дома без крыш и 13 загадочных двухголовых скульптур. Есть точка зрения, что древние жители Иордании специально не строили крыши, чтобы всегда быть в контакте с божеством. А двухголовые существа, вероятно, символизировали брак мужчины и женщины. Эти находки выставлены в местном музее. Впрочем, власти страны планируют перенести экспозицию в большой Иорданский музей, который расположен неподалеку. Там сейчас обраны предметы быта и ритуалов, в частности глиняные лошадки (детские игрушки) и трогательные колбы для слез: когда кто-нибудь из близких умирал, древние иорданцы оплакивали его, а слезы собирали в стеклянные сосуды и замуровывали их в могилу. В этом же музее есть забавный аттракцион — реконструированный двор иорданского дома с псевдокостром, чайником и коврами вокруг. Если лечь на ковер и взглянуть вверх, увидишь звездное небо с кометами.

Другой романо-греческий памятник — Джераш, город фокусов и оптических обманов. Так, ровная стена при ближайшем рассмотрении превращается в лестницу, ведущую в Храм Артемиды, а внутри самого храма, казалось бы, статичные колонны находятся в непрерывном движении: чтобы убедиться в этом, достаточно вложить ложку между фундаментом и колонной — она начнет раскачиваться. Хитрая конструкция уберегала город от разрушений во время землетрясений. В Джераше прекрасно сохранились улицы, целые куски стен и римский амфитеатр. Там «дежурят» музыканты: как только появляется группа туристов, они выходят и играют на волынках национальные напевы.

Еще один нестандартный пункт MICE-программы — визит в Музей королевских автомобилей (рядом с центром Аммана). Члены королевской династии Иордании, включая нынешнего правителя Абдаллу II, считаются потомками пророка Мухаммеда, поэтому их особо почитают. Каждый новый монарх едет на коронацию на раритетной или коллекционной машине, например Ferrari или Rolls-Royce, потом все эти средства передвижения перекочевывают в музей. Возле экспонатов висят фотографии королей, из динамиков доносятся их голоса, мониторы транслируют видеозаписи торжественных шествий.

Завершить тур можно на каком-нибудь базаре. Мы заехали в Palm Society, поскольку наш путь лежал в Бетанию. Сувениры на память — бедуинское узорчатое серебро «под старину», ковры и коврики, мозаичные чашки, косметика Мертвого моря, оливки, кофе. Стоит все это от 5 динаров (около $8) за самую незатейливую вещицу. Но, как водится на Востоке, здесь разрешено торговаться. Кстати, продавцы безделушек караулят туристов везде — на автобусных стоянках, возле ресторанов и археологических памятников. Гиды предупреждают: если нет желания покупать их товар, нужно вежливо отказаться.

Иордания — за туризм

По словам Мэжда Аркуба, Иордания получает основную прибыль от экспорта цитрусовых, оливкового масла, соли Мертвого моря, лекарств, сланцевой нефти и фосфатного удобрения. Туризм приносит доход пока благодаря деловым путешественникам. И, к сожалению, Россия не ключевой рынок. Как сообщила директор по маркетингу Управления по туризму Иордании Лана Балкар, 2013 году страну посетили 46 439 россиян, в 2014-м — 41 212.

Представители иорданской туриндустрии хотели бы увеличить турпоток именно из России: менталитет наших соотечественников в целом близок местным жителям. Еще есть время до конца 2015-го вернуться к показателям позапрошлого года и даже превысить их. И не исключено, что тот, кто приедет в Иорданию по работе, скоро вернется снова, просто так, для себя.

Лиза Гилле

 


Теги